Скобелев Михаил Дмитриевич

Выдающийся российский военачальник и патриот,

Михаил Дмитриевич родился 17 сентября 1843 года. Он происходил родом из семьи военнослужащих. Его прадед, Никита Скобелев, был уроженцем Ставропольского уезда Симбирской губернии и относился к однодворцам. По преданию предки Скобелева были высланы из-под Смоленска за какую-то провинность царем Алексеем Михайловичем. По обыкновению тех лет он рано женился и стал нести солдатскую службу, дослужившись до чина сержанта, участвовал в суворовских походах.

Дед, Иван Никитич Скобелев, рано потеряв отца попросился в Оренбургский полк, где обучился не только ружейным приемам, но и грамоте. Как-то на военных смотрах он приглянулся императору Павлу Петровичу бравый и подтянутый, смотрит преданно и на вопросы отвечает бойко, без запинки. Он приказал, сопровождавшего его цесаревича Александра выдать молодцу двести рублей, которые тот не прокутил, не проиграл, а употребил на пользу, накупив много разных книг по военному искусству. Он участвовал в боях с наполеоновской армией. В войне 1812 года служил при М.И. Кутузове, который весьма лестно отзывался о смышленом, острого на язычок капитана, за храбрость при сражении у Бородино был произведен в майоры, а к концу года в подполковники, на следующий год в полковники.

Вскоре Иван Никитич принимает командование 69 Рязанским пехотным полком, созданным еще во времена Петра Первого. 18 марта 1814 года овладел со своими рязанцами неприятельской батареей на горе Монмантр. Париж лежал перед их ногами. Когда русские воевали с Польшей в 1831 году во время наступления под Минском командиру третьей бригады гренадерской дивизии генерал-лейтенанту Ивану Никитичу оторвало руку по локоть. Последним назначением была должность Коменданта Петропавловской крепости, где и родился Михаил Дмитриевич Скобелев.

Будучи уже комендантом Петропавловской крепости, получая неплохое жалование, Иван Никитич приобретает на юге Рязанской губернии в Богородицкой волости Ряжского уезда на речке Вишневке, притоке Хуплы, село Спасское, Заборовские Гаи – первое слово от названия церкви, второе по фамилии помещика, прежнего владельца, а третье означало лес, а точнее рощу, дубраву. Отец, Михаил Иванович Скобелев, тоже выбрал военную карьеру, дослужившись до генерал-лейтенанта.

Когда молодой Скобелев начал проявлять характер его определили под надзор немца-гувернера «с мутными оловянными глазами и утиной шеей». Когда-то тот служил в прусской армией, славившейся своей палочной дисциплиной. Немец сек юного Скобелева, но тот терпел стойко и не бросался в подол к матери. Однажды на прогулке, катаясь на лошадях с дочерью управляющего в рязанском имении, получил пощечину от гувернера, в присутствии дамы сердца, плюнут тому в лицо, и ударил его со всей силы. После этого, отец Дмитрий Иванович, дал бывшему капралу отставку.

Сына решено было отправить в Париж в пансион под надзор образованного и благородного господина – Дезидерии Жирарде. После возвращения он уже свободно говорил по-французски. А Жирарде последовал за ним в Россию. «Он воспитал во мне религию долга» — скажет потом Михаил Дмитриевич. Известно, что Скобелев говорил на восьми европейских языках и мог читать наизусть большие отрывки из произведений Бальзака, Шеридана, Спенсера, Байрона, Шелли. Из русских авторов он полюбил Лермонтова, Хомякова, Киреевского. Играл на фортепьяно и пел приятным баритоном.

Скобелев говорил на восьми европейских языках (на французском, как на родном русском) и мог читать наизусть большие отрывки из произведений Бальзака, Шеридана, Спенсера, Байрона, Шелли. Из русских авторов он полюбил Лермонтова, Хомякова, Киреевского. Играл на фортепьяно и пел приятным баритоном.

Общеизвестно, что Михаила Дмитриевича называли «Белым генералом», данное прозвание, как считают, он получил по следующим причинам. Еще будучи слушателем военной академии Скобелев был послан за 30 верст от Петербурга на берег Финского залива производить съемку местности. Однажды он пошел в лес за жердями и на обратном пути застрял в болоте. Захудалая белая сивка спасла жизнь будущего героя России. После этого, у Скобелева возникло мистическое пристрастие к лошадям белой масти, а белый мундир во время боя был продолжением и завершением белизны его коня.

В 1861 г. Скобелев поступает в Петербургский университет, но вскоре оставляет его и подает прошение царю о зачислении его юнкером в Кавалергардский полк и он начинает постигать азы военного дела. В марте 1863-го он становится офицером, в следующем году переводится в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, где был произведен в поручики.

На практических испытаниях в северо-западном крае Скобелеву задано было отыскать наиболее удобный пункт для переправы через реку Неман. Для этого нужно было произвести рекогносцировки всего течения реки. Вместо того Скобелев прожил все время на одном и том же пункте. Явилась поверочная комиссия с генерал-лейтенантом Леером. Скобелев на вопрос о переправе вместо всяких разглагольствований, долго не думая, вскочил на коня и, подбодрив его нагайкой, прямо с места бросился в Неман и благополучно переплыл его в оба конца. Это привело Леера в такой восторг, что он тотчас же настоял зачислить решительного и энергичного офицера в генеральный штаб. Такие системы переправ и потом практиковались уже генералом Скобелевым».

В 1866 году Скобелев, блестяще сдав вступительные экзамены, поступил в Академию генерального штаба. По ходатайству Леера штабс-ротмистр Скобелев по выпуску из академии был зачислен в штат офицеров генерального штаба. Однако прослужил он там недолго. При первом же удобном случае испросил себе право на участие в боевой деятельности.

В 1869 году в качестве представителя Генерального штаба он участвует в экспедиции генерал-майора А.Абрамова к границам Бухарского ханства. Эта экспедиция позволила Скобелеву узнать о способах ведения войны в азиатском регионе, что разительно отличалось от ведения европейских войн.

В 1870 году Скобелев получает назначение на Кавказ, в отряд полковника Н.Столетова. Однажды, выпросив у Н.Столетова небольшую партию солдат (уральских казаков) и произвел в Закаспийском крае дерзкую и рекогносцировку. Такое самовольство не понравилось его начальству. Вскоре он был отправлен в Петербург. Здесь Михаил Дмитриевич принял участие в работе Военно-ученого комитета Генерального штаба, а затем был назначен старшим адъютантом штаба 22-й пехотной дивизии, дислоцированной в Новгороде, с переводом в Генеральный штаб капитаном. В 1872 году ему присваивают звание подполковника с переводом в штаб Московского военного округа, и практически сразу он был откомандирован в 74-й Ставропольский полк командиром батальона.

Весной 1873 года Скобелев принимает участие в Хивинском походе, в качестве офицера генерального штаба при Мангишлакском отряде полковника Ломакина. Цель похода — во-первых, укрепить русские границы, подвергавшиеся точечным нападениям местных феодалов, снабженных английским оружием, а во-вторых — защитить тех из них, которые перешли под российское покровительство.

Только в мае 1873 года: 1) возле колодца Итыбая Скобелев с отрядом из 10 всадников встретил караван перешедших на сторону Хивы казахов и, несмотря на численный перевес противника, бросился в бой, в котором получил 7 ран пиками и шашками; 2) возвратившись в строй, с 3 ротами и 2 орудиями, он прикрывал колесный обоз, при чем отбил целый ряд атак неприятеля. Когда русские войска стояли у Чинакчика, хивинцы атаковали верблюжий обоз. Скобелев быстро сориентировался, и двинулся с двумя сотнями скрыто, садами, в тыл хивинцам опрокинул их подошедшую конницу, атаковал затем хивинскую пехоту, обратил ее в бегство и возвратил отбитых неприятелем 400 верблюдов; 3) с двумя ротами штурмовал Шахабатские ворота, первым пробрался во внутрь крепости и, хотя был атакован неприятелем, но удержал за собой ворота и вал. Хива покорилась.

В 1875-1876 годах Михаил Дмитриевич возглавлял экспедицию против мятежа феодалов Кокандского ханства, направленную против кочевников-грабителей, разорявших российские пограничные земли. После этого в чине генерал-майора был назначен губернатором и командующим войсками Ферганской области, образованной на территории упраздненного Кокандского ханства. Как военный губернатор Ферганы и начальник всех войск, действовавших в бывшем Кокандском ханстве, принимал участие и руководил баталиями при Кара-Чукуле, Махраме, Минч-Тюбе, Андижане, Тюра-Кургане, Намангане, Таш-Бала, Балыкчи и др. Он же организовал и без особенных потерь совершил изумительную экспедицию, известную под именем «Алайской». Став главой Ферганской области, Скобелев нашел общий язык с покоренными племенами. Сарты хорошо отнеслись к приходу русских, но все же оружие у них было отобрано. Воинственные кипчаки, раз покоренные, держали слово и не восставали. Михаил Дмитриевич обращался с ними «твердо, но с сердцем».

Русско-турецкая война 1877—1878 годов. С трудом Скобелев добился назначения в Дунайскую армию на пост начальника штаба казачьей дивизии (ею командовал его отец), но вскоре его направили состоять при штабе главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича. Когда наступили дни подготовки русской армии к форсированию Дуная, Михаил Дмитриевич добился прикомандирования его помощником к начальнику 14-й дивизии М.Драгомирову. Умело организованная переправа по форсированию Дуная прошла успешно, несмотря на сильное сопротивление турок.

После форсирования армией Дуная вперед, к Балканам, двинулся Передовой отряд генерала И. Гурко, и по поручению главнокомандующего Скобелев помог отряду в овладении Шипкинским перевалом. К этому времени крупные турецкие силы под командованием Осман-паши перешли в контрнаступление против главных сил русской армии и организовали прочную защиту Плевны — стратегически важной крепости и города.

Первые два штурма города, окончившиеся для русских войск неудачей, вскрыли серьезные изъяны в организации их действий. При штурме 18 июля сводная казачья дивизия, которой командовал Скобелев, продвинулась вперед дальше соседей, а при общем отступлении отошла назад в полном порядке. В промежутке между вторым и третьим штурмами он предложил захватить Ловчу — важный узел дорог, ведущих к Плевне.

Перед третьим штурмом Плевны в конце августа Скобелеву были поручены в командование части 2-й пехотной дивизии и 3-й стрелковой бригады. Проявляя огромную энергию и поставив всех на ноги, он и его начальник штаба А. Куропаткин привели свои войска в максимально боеготовое состояние. В день штурма Скобелев, как всегда на белом коне и в белой одежде, возглавил действия своего отряда на левом фланге наступавших войск. Его отряд шел в бой с музыкой и барабанным боем. После жестоких схваток с противником он овладел двумя турецкими редутами и прорвался к Плевне. Но в центре и на правом фланге неприятеля сломить не удалось, и русские войска получили команду на отход. Александр II, находившийся под Плевной, наградил 34-летнего военачальника чином генерал-лейтенанта и орденом святого Станислава 1-й степени.

В октябре 1877 г. Михаил Дмитриевич принял под Плевной в командование 16-ю пехотную дивизию. Три полка этой дивизии уже находились под его началом: Казанский — под Ловчей, Владимирский и Суздальский — при штурмах Плевны. В период полного окружения и блокады города он привел в порядок свою дивизию, расстроенную большими потерями в предыдущих боях.

После капитуляции Плевны, не выдержавшей блокады, Скобелев был назначен военным губернатором города, предотвратил разграбление города румынскими войсками, предупредил их офицеров, сто замеченные в мародерстве будут убиты как собаки. Турки прозвали его «справедливым», поскольку в принятом им городе было много больных и раненных и Осмаш-паша не заботился о своих воинах так, как это делал русский генерал, открывший госпитали и сформировавший отряд из врачей и санитаров для лечения турок. Турки называли Скобелева Ак-паша, что означает «белый генерал».

Далее он принял участие в зимнем переходе русских войск через Балканы. В составе Центрального отряда генерала Ф.Радецкого Скобелев со своей дивизией и присоединенными к ней силами преодолел Иметлийский перевал, справа от Шипки, и утром 28 декабря пришел на помощь колонне Н.Святополк-Мирского, обошедшей Шипку слева и вступившей в сражение с турками у Шейново. Атака колонны Скобелева, произведенная почти с ходу, без подготовки, но по всем правилам военного искусства, закончилась окружением турецкого корпуса Вессель-паши. Турецкий военачальник сдал русскому генералу свою саблю. За эту победу Скобелев был награжден второй золотой шпагой с надписью: «За храбрость», хотя, по мнению многих, заслуживал большего.

В начале 1878 г. Михаил Дмитриевич был подчинен начальнику Западного отряда генералу И.Гурко и, возглавив авангардный корпус, обеспечил занятие Адрианополя (Эдирне). После непродолжительного отдыха его корпус выступил на Стамбул (Константинополь), 17 января ворвался в Чорлу, что в 80 километрах от турецкой столицы. Обессилевшая Турция запросила мир. Подписанный в Сан-Стефано мирный договор был вполне выгоден для России и балканских народов, но через полгода под давлением европейских держав он был пересмотрен в Берлине, что вызвало резко отрицательную реакцию Скобелева.

В 1880 году Александр II поручил Скобелеву возглавить экспедицию русских войск в ахалтекинский оазис Туркменистана. Главной целью похода стало овладение крепостью Геок-Тепе (в 45 километрах северо-западнее Асхабада) — основной опорной базой текинцев. После пятимесячной борьбы с песками и мужественными текинцами, 13-тысячный отряд Скобелева подошел к Геок-Тепе, и 12 января после штурма крепость пала. Затем был занят Асхабад, к России были присоединены и другие районы Туркмении. По случаю успешного завершения экспедиции Александр II произвел Скобелева в генералы от инфантерии и наградил орденом святого Георгия 2-й степени.

Внешнеполитические взгляды Скобелева имели панславистский характер. В 1882 году, будучи как частное лицо в Париже, решительно высказывался в публичных лекциях и в печати в защиту балканских народов и против австро-германской политики на Балканах. Был отозван Александром III в Россию.

Скончался в 1882 году в Москве при невыясненных обстоятельствах. Крестьяне двадцать верст на руках несли гроб Михаила Дмитриевича до родового имения Скобелевых. Там он и был похоронен в церкви рядом с отцом и матерью. В 1912 году в Москве на Тверской площади на народные средства Скобелеву был поставлен красивый памятник, но в 1918-м он был снесен согласно декрету «О снятии памятников царей и их слуг и выработке проектов памятников Российской социалистической революции».