Загоскин Лаврентий Алексеевич

Российский морской офицер, путешественник, исследователь Русской Америки, литератор, общественный деятель.

Лаврентий Алексеевич Загоскин родился 21 мая 1808 года по старому стилю в селе Пензенской губернии.Выходец из просвещённой семьи пензенских помещиков, прошение о приеме в Кронштадский Морской кадетский корпус 10-летний Загоскин написал сам в 1819 году, но приняли его туда только в 1822-м. В 1826 году он окончил учебу, получил чин мичмана и назначение в Астраханский порт. В 1827 году Загоскин прибыл в Астрахань и следующие три года командовал мелкими судами, задачей которых был подвоз провианта действующим войскам Кавказского корпуса. В 1831 году его назначают адъютантом к командиру Астраханского порта и Каспийской флотилии контр-адмиралу Д. Д. Челееву, а в 1832 году производят в лейтенанты.

В том же году молодой офицер стал командиром парохода «Аракс», ходил на нем в Каспийском море, затем находился при Астраханском порте. Служба проходила довольно однообразно, но достаточно успешно. 19 июня 1833 года Загоскин на «Араксе» был послан, чтобы привести в Астрахань два бота, возвращавшиеся по Волге с реки Эмбы. Он встретил их, взял на буксир и довел до селения, где все суда остановились на ночевку. Офицеры ботов гостили в пассажирской каюте на «Араксе», затем они отправились на свои суда, а Загоскин пошел спать в каюту на корме. В 3 часа ночи на «Араксе» произошел пожар, за 15 минут пароход сгорел, но вся команда была спасена. Образованная при порте комиссия причину возгорания не установила. Загоскина посадили под домашний арест, начались допросы. Присланный из столицы для проведения проверки капитан-лейтенант доложил в Петербург, что комиссия работала «слабо» и причиной возгорания стала непотушенная свеча, оставленная в пассажирской каюте.

Дело было передано в комиссию военного суда при Астраханском порте, а Загоскин отправлен на гауптвахту. Только в середине сентября 1834 года суд пришел к выводу, что причиной пожара была оставленная свеча в пассажирской каюте и что команда давала ложные показания, выгораживая своего командира, и вынес решение: Лаврентия Загоскина, «лиша чинов и дворянства, казнить смертию, из нижних чинов двух расстрелять, а прочим отсечь по два пальца». За Загоскина вступился контр-адмирал Челеев, который хорошо понимал всю несправедливость и жестокость приговора. И. д. астраханского военного губернатора генерал-майор Тимирязев направил рапорт начальнику Главного морского штаба е. и. в. светлейшему князю А. С. Меншикову, в котором писал, что просит оказать милосердие к возможному облегчению участи сего офицера по уважению прежней его службы и молодости лет, тем более, что с жребием Загоскина почти воедино совокупляется жребий его команды, сделавшейся, как выше сказано, от распорядка следствия и суда клятвопреступниками и приговоренных к немалым наказаниям. В итоге, решено было разжаловать Загоскина в матросы 2-й статьи до выслуги, без лишения прав дворянства, а убыток принять на счет казны.

6 апреля 1835 года последовал приказ императора, в котором говорилось, что разжалованному по сентенции военного суда из лейтенантов в матросы Загоскину всемилостивейше возвращается прежний чин с назначением в 9 флотский экипаж. До 1838 года он служил на Балтийском флоте. Рутинная военная служба, достаточно забюрократизированная в 30-40-х годах XIX века, быстро ему надоела, и любознательная натура была вынуждена искать самореализации в иных сферах.
Бросив службу на престижной в то время Балтике, будущий путешественник отправился в Русскую Америку. Отныне его маршруты пролегали между Аляской, Северной Калифорнией, Алеутскими, Курильскими и Гавайскими островами. Позже он заключил контракт с осуществлявшей коммерческую и административную деятельность в русских колониях Русско-Американской кампанией и следующие восемь лет своей жизни посвятил Аляске. Изначально его кампания базировалась лишь в прибрежных регионах, но со временем объёмы мехов, которые колонисты добывали на побережье, начали таять, и это стало стимулом отправиться вглубь континента в поисках новых источников пушнины. Так Загоскин и стал одним из смельчаков, которые, понимая опасность подобных предприятий, всё же проявили инициативу и отправились вглубь Аляски к руслам рек Юкон и Кускоквим.

В октябре 1839 года Загоскин прибывает в Ново-Архангельск. В русский колонеях он ходит командиром на судах, доставляет провизию и собирает пушнину, посещает Камчатку. Он пишет письмо одному из руководителей Русско-Американской компании Ф.П. Врангелю о своем желании совершить пешеходную экспедицию во внутренние районы Аляски, с целью принести пользу интересам компании. Ещё до отъезда в колонии он изучил книги Крузенштерна, Лисянского, Головнина, Коцебу о кругосветных путешествиях и Русской Америке. Готовясь к пешеходной экспедиции, Загоскин внимательно проштудировал работы С. П. Крашенинникова и Г. В. Стеллера, знакомясь с методами пешеходных исследований.

В марте 1842 года Лаврентий Алексеевич получает предложение принять участие в такой экспедиции. Ему были даны очень подробные инструкции. Необходимо отметить, что и ранее отправлялись отряды для изучения внутренней Аляски, знакомства с туземцами и привлечения их к промыслам. Однако руководители этих отрядов не имели образования и достаточных познаний, чтобы обратить свое внимание на интересные предметы и явления, а также они были не в состоянии передать точные сведения о географическом положении пройденных ими мест, а это было необходимо с целью выгодно основать редут и посты.

Задачи экспедиции: «связать астрономическими наблюдениями» все пройденное расстояние, узнать от туземцев об отдаленных местах и народах, «нравах и многолюдстве их», промыслах, направлении хрептов и гор, равнинах, глубине и протяженности рек и т. д. Почти два месяца продолжалась подготовка экспедиции. За это время Загоскин изучил имевшиеся в колониях материалы предыдущих походов в эти края опытных путешественников-креолов и штурманов.
Снаряжение экспедиции отличалось минимализмом. Научное оборудование состояло из карманного хронометра, карманных серебряных часов, секстанта, четырех ртутных термометров, транспортира, карманного компаса, артифициального горизонта. Сумма расходов на экспедицию составляла 3 052 руб. 46 копеек серебром. Сверх этого Загоскин из своих средств внес свыше 1 000 серебром на награды команде, подарки туземцам, покупку этнографических предметов и пищи. Главнейшим товаром для обмена с местным населением был бисер, которым в изрядном количестве Загоскина снабдила его мать.

Покинув Ситху бриг «Охотск» прибыл в Михайловский редут, оттуда началось сухопутное путешествие. В действительности маршрут экспедиции сильно отличался от намеченного. Загоскин совершает двухнедельный поход вдоль берега залива Нортон и возвращается назад. Затем в декабре 1842 года по замерзшему устью реки Уналаклик идет вглубь материка на реку Квихпак. В январе 1843 года он прибывает в одиночку Нулато, а в августе направляется вниз по течению реки и попадает в Икогмютскую одиночку. Далее экспедиция переходит в Колмаковский редут и совершили несколько походов. Были исследованы переходы с Квихпака на Кускоквим и выяснено, из каких потоков образуется р. Кускоквим. В июне 1844 года они возвратились в Икогмют, а далее экспедиция прибыла в Михайловский редут, а уже в сентябре в Ново-Архангельск. Они прошли пешком, на кожаных лодках около 5 000 верст. На протяжении своего пути путешественник ставил большие кресты из стволов деревьев и выжигал пистолетным шомполом на них год, число и свое имя, тем самым, подтверждая принадлежность этих мест России.

Итоги экспедиции. Описана южная и западная части Нортонова залива, р. Квихпак осмотрена на протяжении 600 миль, два притока этой реки (Юнниак и Итетге) осмотрены каждый на 100 миль от своих устей; р. Кускоквим осмотрена к верховью на 250 миль, обследованы 4 переноса в этом бассейне; астрономически определены 42 пункта; собраны различные сведения о дальнейшей территории материка в пределах квихпакского и кускоквимского бассейнов. Собрано 38 видов птиц в 72 экземплярах и до 70 видов насекомых. Собраны травники местностей Михайловского редута и заселения при Нулато. Собрано 50 видов главных горных пород южной части Нортонова залива, рр. Квихпак и Кускоквим. Собрано большое количество материалов для статистики и этнографии племен, обитающих в обследованном районе, представлены: оружие, одежда, домашняя утварь сих племен.

Загоскин является автором книги «Пешеходная опись русских владений в Америке, произведенная лейтенантом Лаврентием Загоскиным в 1842, 1843 и 1844 гг. с меркарторскою картою, гравированную на меди» в 2-х частях, в которой дается первое подробное описание глубинных территорий.

«Хребет, отделяющий Квихпак от Нортопова залива, тянется от Нулато до Ттутаго вдоль берега непрерывными утесами и арами, от пяти до семи-сот фут высоты, покрытыми вообще до вершин еловым лесом; береза, тополь и осина видны по склонам или в падях. Отдельные и внутренние сопки этого хребта обнажены от всякой растительности. К низу от Ттутаго нагорный хребет, не теряя возвышенности в материке, под берегом склоняется арами в фут триста высоты. От Анилухтакпака эти горы еще понижаются, подходят к реке только местами, но под Иког-мютом придставляют замечательную островершинную группу Иливит с собкою Чиниклик. Развесившиеся пикообразные вершины этой группы заставляют относить горнокаменное ее сложение к плутоническим породам. Туземцы сказывают, что встарь из гор Иливит добывали медь, из которой выковывали браслеты и другие украшения, но я не мог достать ничего из таких изделий» (отрывок из первой части Пешеходной описи).

В 1846 году Лаврентий Алексеевич был пожалован орденом Святой Анны 3-й степени, а в марте 1847 года произведен в капитан-лейтенанты. В январе 1848 года было удовлетворено его прошение об отставке, он покидает Петербург, селится в имении супруги в селе Абакумово Пронского уезда Рязанской губернии, а позже переезжает в Рязань, где и проводит вторую половину своей жизни. В ноябре 1848 года Лаврентий Алексеевич Загоскин был избран действительным членом Императорского Русского географического общества. Числившись помещиком, он был и экономистом, и аграрием, и публицистом, и видным общественным деятелем. В период отмены крепостного права горячо поддерживал реформы и долгое время занимал пост мирового судьи. Крестьяне, уважавшие Загоскина за честность и справедливость, приглашали его защищать свои интересы в земельных и имущественных спорах. Во время Крымской войны командовал дружиной рязанского ополчения, возводившей укрепления около города Николаева. Окончательно отойдя от государственных и общественных дел, увлекся садоводством. Среди его соседей были и Мичурины. Яблоки из сада Загоскина отмечались медалями и похвальными листами на выставках в Москве и Рязани. Лаврентий Алексеевич прожил 82 года и был похоронен у стен Рязанского кремля.